Send Me On my Way

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Send Me On my Way > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Позавчера — четверг, 15 ноября 2018 г.
. Вольд 22:45:41
Зло — это не миф.

«Был один волшебник, который стал... плохим. Таким плохим, каким только можно стать. Даже хуже. Даже хуже, чем просто хуже».
«Гарри Поттер и философский камень». Глава 4. Хранитель ключей

Подробнее…Вам должны быть знакомы два этих противоположных утверждения:

1) Нельзя быть категоричным и именовать какого-то сущим злом, так как во всех есть достоинства и недостатки.
2) Глупо надеяться на лучшее в человеке.

По моему мнению, держаться только первого в разы вреднее, но жить в соответствии только со вторым — безрадостный расклад.

Каким бы наивным и всепрощающим ни считали Дамблдора, он выдерживает баланс между этими постулатами и знает, в лучшие качества каких людей верить бессмысленно и даже опасно. У него нет иллюзий насчёт Тома Риддла.

«— Знал ли я, что вижу перед собой самого опасного Тёмного волшебника всех времён? — спросил Дамблдор. — Нет, я и понятия не имел, что из него вырастет. Но он, безусловно, меня заинтриговал. Я вернулся в Хогвартс с намерением внимательно за ним приглядывать. Я сделал бы это в любом случае, поскольку он был одинок, без родных и друзей, но я почувствовал, что это необходимо не только ради него, но и ради других».
Дамблдор о двенадцатилетнем Волдеморте, ГПиПП13

Собственно, иллюзий нет у Роулинг. Она не раз озвучивала свое отношение к этому персонажу. Называла его жадным до силы, расистом, редким человеком, не способным к раскаянию и лишенным сочувствия. Самое главное — это то, что она утверждает, что такие люди есть в мире.

Важно показывать, что зло в мире есть, что такие люди, как Волдеморт, живут среди нас и им не помочь.

Однако у зла есть сорта, и, мне кажется, Роулинг в интервью после выхода «Кубка огня» ошибочно называет Волдеморта психопатом, постоянно находящимся в возбуждении. И еще не раз потом повторяет, что он психопат. С одной стороны, она во многом правдиво изображает человека без совести, но с другой, она все-таки описывает не психопата и уж тем более не вечно взбудораженного.

Сейчас психопаты и социопаты диагностируются как люди с антисоциальным расстройством личности, и эти слова считаются синонимами. Однако есть специалисты, которые с этим объединением не согласны. Вдаваться в эти тонкости не будем, потому что, согласно DSM IV (американской классификации расстройств личности) Волдеморт, по моему мнению, набирает только 2 точных пункта из 7, тогда как пунктов, достаточных для подозрения антисоциального расстройства личности, должно быть 3.

• Антисоциальное расстройство •

1. Неспособность соответствовать социальным нормам, уважать законы, проявляющаяся в систематическом их нарушении, приводящем к арестам.

Посчитала, что нет. До войны Волдеморт не попадался на преступлениях, а подозревал его только Дамблдор. Он очень долго был способен соответствовать социальным нормам и законам, хотя рядом не было сдерживающего фактора. У него была отличная репутация в школе, из-за чего никто никогда не предположил бы, что Волдеморт — это он; также безукоризненно работал на «Борджин и Бёркс», и Дамблдор считает, что убийство Хэпзибы (1955-1960) было первым со времени убийства Риддлов (1943).

Волдеморт нарушает закон и нормы, но по другим причинам, не потому что не способен им подчиняться.

2. Лицемерие, проявляющееся в частой лжи, использовании псевдонимов, или обмане окружающих с целью извлечения выгоды.

Да.

3. Импульсивность или неспособность планировать заранее.

Нет. Волдеморт неплохо ориентирован на долгосрочные цели: желание стать великим и ужасным появляется минимум в 1943 году (Дневник с душой шестнадцатилетнего Волдеморта говорит о нем Гарри), а война, к которой он готовил армию минимум с 45-го года (Дамблдор считал, что вербовка в армию — одна из целей, которую преследовал восемнадцатилетний Волдеморт, просясь на должность преподавателя), началась только в 1970 году — прошло двадцать семь лет.

А сколько лет он носил общественно одобряемую маску и никогда не был в этот период охарактеризован как импульсивный? С 1938 года, когда поменял стиль поведения, поступив в Хогвартс, до минимум 1955 года, а максимум 1960 (пороги периода, в который он обокрал Хэпзибу и исчез для мира как Том Риддл) — от 17 до 22 лет.

Подобные терпение и осторожность прослеживаются и после того, как он обрел подобие тела.

Импульсивные решения появляются под влиянием страха (в «Дарах смерти» он из-за страха плодит одну ошибку за другой), а не из-за общего низкого самоконтроля.

4. Раздражительность и агрессивность, проявляющиеся в частых драках или других физических столкновениях.

Нет. Большую часть времени он хладнокровен, сдержан, спокоен в движениях. Говорит негромко, часто задумчив.

Неконтролируемая ярость появляется у Волдеморта под влиянием страха (показательная сцена — когда ему сообщили о краже чаши). В школе и на работе ни в каких столкновениях не был замечен, из чего можно сделать вывод, что он владел собой и вспышками гнева.

5. Рискованность без учёта безопасности для себя и окружающих.

Нет. Не рискует, всегда все просчитывает. Например, не бросается на Кубок Мира, чтобы схватить Гарри Поттера, пока тот находится не под присмотром Дамблдора, а продумывает многомесячный сложный план и сдержанно дожидается его исполнения, терпя свое положение.

Также и после окончательного воскрешения он еще год не предпринимает активных действий, а тихо занимается возвращением и наращиванием сил и продумывает операцию для того, чтобы завладеть пророчеством.

Этот пункт, характерный для антисоциалов, известен как отсутствие страха, а Волдеморт, помимо страха смерти, испытывает страх к Дамблдору — человеку, не злоупотребляющему силой. Хагрид в ФК говорит, что Волдеморт даже не смел сунуться в Хогвартс — не рисковал. Так что этот пункт точно не о нем.

6. Последовательная безответственность, проявляющаяся в повторяющейся неспособности выдерживать определённый режим работы или выполнять финансовые обязательства.

Скорее нет, чем да. Несколько лет безукоризненно работал на «Борджин и Бёркс», был идеальным студентом, то есть мог выдерживать режим продолжительное время. О его отношениях с деньгами известно мало.

7. Отсутствие сожалений, проявляющееся в безразличном отношении к причинению вреда другим, дурного обращения с другими или воровства у других людей.

Да.

Итого: я считаю, у Волдеморта скорее антисоциальное поведение, психопатические черты, если угодно, но не антисоциальное расстройство, а во всем его поведении (от мотивации до действий) видно проявление другого расстройства личности — нарциссического. Для подозрения этого диагноза нужно набрать 5 пунктов из 9. У Волдеморта присутствуют все девять.

• Нарциссическое расстройство •

1. Грандиозное самомнение.

Да, видит себя великим магом, который раздвинул границы магии дальше всех и не хочет признавать, что он несведущ в других областях магии.

2. Поглощённость фантазиями о неограниченном успехе, власти, великолепии, красоте или идеальной любви.

Да, мечтает о победе над смертью и величии.

3. Вера в свою «исключительность», вера в то, что должен дружить и может быть понят лишь себе подобными «исключительными» или занимающими высокое положение людьми.

Да, еще с детства ощущал себя особенным; видел отражение себя в таких же, как он сам, полукровках (в Снейпе, которому он много доверял; в Гарри, в чью пользу сделал выбор, услышав пророчество).

Верит в превосходство магов над магглами и другими разумными расами.

4. Нуждается в чрезмерном восхвалении.

Да. В случае Волдеморта это проявляется в том, что он постоянно хочет доказать всем и вся, что он самый могущественный маг и нет силы, которая его победила бы, и получить подтверждение этому от свидетелей.

Озабочен пророчеством, вечно ускользающим Гарри Поттером и Дамблдором, удерживающим за собой звание великого волшебника.

5. Ощущает, что имеет какие-то особые права.

Да, особенно это видно в его позиции насчет того, что нужно стремиться к силе, невзирая на какие-либо правила (моральные и не только) — нарушает все нормы и законы, если того требует его великая цель.

Двуличен в отношении чистоты крови: он вроде бы против магглорожденных, но не побрезгует пригласить к себе сильных из них.

6. Использует других для достижения собственных целей.

Да, сплошь и рядом.

7. Не умеет сочувствовать.

Да, тоже повсеместно.

8. Часто завидует другим и верит, что другие завидуют ему.

Да, хорошо видна эта позиция во фразе: «Величие пробуждает зависть, зависть порождает злобу, злоба плодит ложь», — которую он говорит Дамблдору в их встречу в Хогвартсе. Я думаю, он сам завидовал Дамблдору, а после и Гарри Поттеру, поэтому так был нацелен на то, чтобы обесценить их и победить. Чему завидовал — об этом в другом посте.

9. Демонстрирует высокомерное, надменное поведение или отношение.

Да, с самого детства разговаривает надменно, потом, конечно, надолго надевает маску, но к тем, кто видит его истинное лицо, вряд ли относится как к равным — по крайней мере Дамблдор характеризует первых Пожирателей как слуг. А к тем, кто вернулся к нему после воскрешения, демонстрирует высокомерие вполне явно.

Как появляются такие люди?

Часть — получают по наследству строение мозга с неразвитыми долями, ответственными за чувство страха (для антисоциалов) и эмпатии (для антисоциалов и нарциссов). Часть — подвергается травме в раннем детстве, которая не дает сформироваться здоровой личности. Бывает, что факторы накладываются друг на друга.

У Волдеморта интересная ситуация. Из него вышел не очередной похититель сердец, не одиночка-маньяк. Злокачественность его нарциссизма (то есть нарциссическое расстройство, осложненное антисоциальными чертами) требует большего размаха.

Отчасти он таким родился, отчасти сформировался в детстве.

Неверно считать, что его таким _сделало_ зачатие под амортенцией. Возможно, кто-то ошибся в переводе.

Во-первых, в мире ГП есть несколько видов зелий. Амортенция — самый мощный и сложный в приготовлении. Дамблдор предполагает только использование любовного зелья, а не конкретно амортенции.

Во-вторых, когда Роулинг спросили, насколько повлияло на Волдеморта зачатие под любовным зельем, она ответила, что у такого насильственного зачатия лишь символическое значение, и все было бы иначе, если бы Меропа выжила, воспитала Тома и любила его.

В-третьих, любовные зелья не запрещены законом, у них нет такого зарегистрированного эффекта как рождение ребенка без эмпатии.

А у Волдеморта тем не менее очень плохая наследственность. Гонты и Риддлы (и отец, и дед) похожи на нарциссов как минимум. С внешностью Волдеморту повезло, а вот со структурой мозга, видимо, нет: у него рано замечена сниженная эмпатия, что вместе с наследственной же склонностью к насилию уже с самого детства задало токсичность и злокачественность личности.

Так что останься с ним мать или нет, наследственность все равно сказалась бы. Том, возможно, сумел бы развить эмпатию, но это не обязательно: зависит от того, чему его учила бы мать и как относилась бы к нему. С такой генетикой он мог просто отбиться от рук, Меропа не совладала бы с ним. Волдемортом он, может, не стал бы, но и пай-мальчиком тоже. А еще вероятнее, как мне кажется, Меропа залюбила бы его и развила бы в нем все то же ощущение исключительности и вседозволенности.
Разве что у Тома в этом случае просто не сформировалось бы так называемого нарциссического стыда, который, как хорошо видно в книгах, отравляет Волдеморта, — страха смерти, стыда смертности.

О том, что именно можно найти в каноне о времени и обстоятельствах зарождения этого стыда (очень мало, на самом деле, большей частью придется предполагать), и более развернуто о том, почему он стал причиной войны, — в следующий раз.


https://vk.com/the_rival_trilogy?w=wall-79049419_992
Мне нужно кому-то это сказать, я хочу чтобы меня сейчас услышали. Я не... Silvia Stay 20:25:28
Мне нужно кому-то это сказать, я хочу чтобы меня сейчас услышали.
Я не буду писать а буду говорить в микро, поэтому сори за ошибки.
, прямо сейчас я сижу в своей комнате совершенно одна пару месяцев назад я потеряла родного мне человека умер мой дедушка семья у меня маленькая почти никого не осталось осталось только Бабушка и мама сейчас если бы я сама не спросила мне бы даже никто не сказал что моя бабушка в реанимации в тяжелом состоянии и женственно жизни очень маленькие сейчас я сижу в комнате почти 11 ты 1:00 вечера и понимаю что самое ужасное в таком это то что непонятно не умер ли человек в эту минуту в эту секунду и не умрет ли он следующую минуту Ожидание и непонятливый самое ужасное мыслях всё так путаются Я еле говорю потому что мне сложно у меня голос дрожит но буквами Это не передать Иногда мне кажется что лучше бы я умерла за всех Я бы даже много раз Умерла за всех в глубине души я понимаю что как бы это типа жизнь и тело имеет свой срок годности он уходит но это не то что больно это страшно я почти всех потеряла У меня просто почти никого не осталось и я не знаю даже что делать Сейчас сложно Я всё это уже проходила много раз Я знаю что понимаешь что я принципе знала что бабушке осталось недолго но чтобы так быстро конечно же блин это Извините что без запятых потому что я говорю в микрофон а он соматический производит буквы и как бы запятые Google не ставит я могу говорить странно потому что я сейчас в шоке И вообще могу поговорить какой-то бред Но мне просто нужно чтобы кто-нибудь меня выслушал простая хотя бы кто-нибудь я знаю как это всё произойдёт это случится я буду ходить как унылое г**** в депрессии плакать вечерами залипать в одну точку и вообще не понимает что происходит загоняться думать о смерти и всё такое со временем Но конечно станет лучше лучше а потом вообще Ну опять переживать это вообще не хочется Самое печальное что я только пережила смерть одного человека сейчас в ближайшем будет смерть другого человека я даже не знаю когда это произойдет это Самое печальное что не знаю жива ли она прямо сейчас когда я сейчас это говорю или она умрет через минуту или она уже сейчас прямо умерла я вообще не знаю я же никак не узнаю мне же никто не скажет я не буду объяснять почему я не узнаю почему мне никто не скажет У меня очень тяжелые отношения с моим родным отцом и он даже не сказал что у меня умер дедушка я узнала Это после похорон вообще случайно от чужих людей и сейчас случайно узнала что моя бабушка в тяжелом состоянии я наверное всю ночь не буду спать Да и страшно спать Я даже боли никакой не чувствую жена просто не осталось уже просто страшно
20:31:51 H A S S A R.
загляни в личку малыш
are u coffee? cuz ur keepin me up real late at nite вергара теперь аутист 02:37:50

азартен и жесток,­ точно пилоты Люфтваф­фе

Почему этому придаётся такое значение именно сейчас?
Я вспоминаю, что не так давно ложился в два и вставал в семь. И в этом не было ничего такого разрушительного или ужасного, и никто не охал, мол, уже так поздно! почему ты не спишь в такой час? Это было как-то нормально, и даже немного слабовато в сравнении с теми, кто, просыпаясь в те же семь, ложился спать в три или четыре утра.
Сейчас я всё чаще ложусь после трёх [а иногда и после четырёх, после пяти; господи, я слышал, как она собиралась на работу, я слышал и не мог спать!] и встаю в десять. Это грёбаные шесть-семь часов сна. Шесть-семь! А не четыре-четыре с половиной, как раньше. Казалось бы, что тебе ещё надо? Что этому организму ещё надо? Я не такой уж и фанат сна, чтобы переоценивать его влияние на меня.

Но, боже мой, почему так херово?


Даже с учётом того, что я начинаю принимать себя,
Если бы мне дали исправить девиз, я бы выбрал
NOT GOOD ENOUGH.

Не так уж и плох, объективно.
Но всё равно не дотягиваю.



[Здесь кусок размышлений на целую вордовскую страницу, удалённый из соображений моей моральной безопасности и сохранения хоть чего-то хорошего, что есть сейчас.]

Надеюсь, ты посмеёшься над этим, потому что мне ужасно смешно. Внутри меня просто трясёт, распирает от смеха, но я снова нахожу себя сидящим у самого моря и сквозь стиснутые зубы повторяющим: "Охуенно. Охуенно. Это просто охуенно".
И я даже не знаю, что это: счастье или сарказм.

Категории: Закрой свой рот
. Emoutou 01:48:25
Все-таки не зря сгоняла сегодня на педагогику, получилось даже какой-то плюсик заработать. Правда, плюсик это мне не с проста достался. Сейчас расскажу подробнее. Была ситуэйшн с одногруппницей, ей было хуево - по ее словам никто на это не обратил внимание кроме меня. Но у нее такой характер, что ебнешься - она всегда всем хочет показать и доказать, что что-то знает; всегда лезет вперед паровоза; на лекциях перебивает учителя, рассказывая примеры из личной жизни и все такое. Но при этом она хочет всем нравится и со всеми дружить. Я как бы не против такого человека, потому что сразу поняла, что у нее "съеханная" голова, родители постарались, и я принимаю ее косяки. Но тем не менее стараюсь относительно ее держать нейтралитет, чтобы они не дай б-г не подумала, что мы друзья и все такое. В общем, после того случая, как я немного ей посочувствовала, она стала уделять мне больше внимания нежели обычно(проявлялось в мелочах). И вот, это оказалось полезным. Когда мы на семинаре работали в группах, она выделила меня перед преподом. Ну знаете, эти ситуации, мол, а теперь скажите, что в вашей группе работал больше всего - и это неловкое молчание. И она назвала мое имя, лол. Справедливо, офк, я много работала, но все равно как-то неудобно было перед остальными.

И еще вошла в режим сна хуевый. Приезжаю с пар - ложусь спать, потом посреди ночи просыпаюсь и до утра аутирую. Надо бы на выходных фиксить это, а то чувствую, что скопычусь скоро, уж больно не привычно 5-6 часов бодрствовать, идти на учебу, а потом спать:с



­­
среда, 14 ноября 2018 г.
`13 Shin14 17:04:05
­­


блаблабла

Подробнее…А начать писать сюда было неплохой идеей
Это вряд ли кто-то будет читать (в этом и прелесть), а в твиттере не уместишь нечто такое... хм, совсем житейское и глубоко задевающее
В общем у моего врача подозрения, что у меня может быть опухоль, поэтому завтра я иду на МРТ
Помимо десятков прочих анализов
Я шла лечить одно, а оказалось, что это лишь звено огромной цепочки, ведущей к моим давним проблемам с головой
Но я уверена на 99.9%,что со мной все ок в этом плане и дело в другом
Я снова стала меньше писать, но зато веду свой блог, хотя это больше библиотека
Хочу поскорее закончить один небольшой рассказ, но у меня даже на него нет сил
Даже на стихотворение
Хотя я ничем не занимаюсь
На пары ходить больше не надо особо, работы пока нет, так что я просто сижу дома, занимаюсь, читаю, слушаю музыку, изучаю языки и пишу
Но даже эти вещи, которые приносят мне радость, даются мне с трудом
Но с сегодня я пытаюсь вернуться в свой режим
Встала пораньше, сходила на сдачу анализов, приготовила завтрак, убралась в квартире, выполнила комплекс на все группы мышц
Сейчас хочу затариться мандаринами из магазинчика на первом этаже дома и посмотреть документальные фильмы о любимых авторах
Начну с Терри Пратчетта, пожалуй
Потом пересмотрю все по Лавкрафту
Потом хочу что-то масштабное о Стэне Ли, да
Ну и, конечно, было бы неплохо почитать
Читаю сейчас Боги Марса (вторая часть трилогии Принцесса Марса, по которой сняли фильм Джон Картер) и Мир, полный демонов: Наука как свеча во тьме
Потом буду, конечно, читать заключительную часть трилогии и Эгоистичный Ген

пойду-ка я покормлю Пухлю и схожу за мандаринками :3

вторник, 13 ноября 2018 г.
Уснувший в Армагеддоне Мёртв inside в сообществе Бесконечность 10:27:28
Никто не хочет смерти, никто не ждет ее.
Просто что-то срабатывает не так, ракета поворачивается боком, астероид стремительно надвигается,
закрываешь руками глаза - чернота, движение, носовые двигатели неудержимо тянут вперед, отчаянно хочется жить - и некуда податься.
Какое-то мгновение он стоял среди обломков...
Мрак. Во мраке неощутимая боль. В боли - кошмар.
Он не потерял сознания.
Подробнее…"Твое имя?" - спросили невидимые голоса. "Сейл, - ответил он, крутясь в водовороте тошноты, - Леонард Сейл". - "Кто ты?" - закричали голоса. "Космонавт!" - крикнул он, один в ночи. "Добро пожаловать", - сказали голоса. "Добро... добро...". И замерли.
Он поднялся, обломки рухнули к его ногам, как смятая, порванная одежда.
Взошло солнце, и наступило утро.
Сейл протиснулся сквозь узкое отверстие шлюза и вдохнул воздух. Везет. Просто везет. Воздух пригоден для дыхания. Продуктов хватит на два месяца. Прекрасно, прекрасно! И это тоже! - Он ткнул пальцем в обломки. - Чудо из чудес! Радиоаппаратура не пострадала.
Он отстучал ключом: "Врезался в астероид 787. Сейл. Пришлите помощь. Сейл. Пришлите помощь". Ответ не заставил себя ждать: "Хелло, Сейл. Говорит Адамс из Марсопорта. Посылаем спасательный корабль "Логарифм". Прибудет на астероид 787 через шесть дней. Держись".
Сейл едва не пустился в пляс.
До чего все просто. Попал в аварию. Жив. Еда есть. Радировал о помощи. Помощь придет. Ля-ля-ля! Он захлопал в ладоши.
Солнце поднялось, и стало тепло. Он не ощущал страха смерти. Шесть дней пролетят незаметно. Он будет есть, он будет спать. Он огляделся вокруг. Опасных животных не видно, кислорода достаточно. Чего еще желать? Разве что свинины с бобами. Приятный запах разлился в воздухе.


Позавтракав, он выкурил сигарету, глубоко затягиваясь и медленно выпуская дым. Радостно покачал головой. Что за жизнь. Ни царапины. Повезло. Здорово повезло.
Он клюнул носом. Спать, подумал он. Неплохая идея. Вздремнуть после еды. Времени сколько угодно. Спокойно. Шесть долгих, роскошных дней ничегонеделания и философствования. Спать.
Он растянулся на земле, положил голову на руку и закрыл глаза.
И в него вошло, им овладело безумие. "Спи, спи, о спи, - говорили голоса. - А-а, спи, спи" Он открыл глаза. Голоса исчезли. Все было в порядке. Он передернулся, покрепче закрыл глаза и устроился поудобнее. "Ээээээээ", - пели голоса далеко- далеко. "Ааааааах", - пели голоса. "Спи, спи, спи, спи, спи", - пели голоса. "Умри, умри, умри, умри, умри", - пели голоса. "Оооооооо!" - кричали голоса. "Мммммммм", - жужжала в его мозгу пчела. Он сел. Он затряс головой. Он зажал уши руками. Прищурившись, поглядел на разбитый корабль. Твердый металл. Кончиками пальцев нащупал под собой крепкий камень. Увидел на голубом небосводе настоящее солнце, которое дает тепло.


"Попробуем уснуть на спине", - подумал он и снова улегся. На запястье тикали часы. В венах пульсировала горячая кровь.
"Спи, спи, спи, спи", - пели голоса.
"Ооооооох", - пели голоса.
"Ааааааах", - пели голоса.
"Умри, умри, умри, умри, умри. Спи, спи, умри, спи, умри, спи, умри! Оохх, Аахх, Эээээээ!" Кровь стучала в ушах, словно шум нарастающего ветра.
"Мой, мой, - сказал голос. - Мой, мой, он мой"
"Нет, мой, мой, - сказал другой голос. - Нет, мой, мой, он мой!"
"Нет, наш, наш, - пропели десять голосов. - Наш, наш, он наш!"
Его пальцы скрючились, скулы свело спазмой, веки начали вздрагивать.


"Наконец-то, наконец-то, - пел высокий голос. - Теперь, теперь. Долгое-долгое ожидание. Кончилось, кончилось, - пел высокий голос. - Кончилось, наконец-то кончилось!"
Словно ты в подводном мире. Зеленые песни, зеленые видения, зеленое время. Голоса булькают и тонут в глубинах морского прилива. Где-то вдалеке хоры выводят неразборчивую песнь. Леонард Сейл начал метаться в агонии. "Мой, мой", - кричал громкий голос. "Мой, мой", - визжал другой. "Наш, наш", - визжал хор.
Грохот металла, звон мечей, стычка, битва, борьба, война. Все взрывается, его мозг разбрызгивается на тысячи капель.
"Эээээээ!"
Он вскочил на ноги с пронзительным воплем. В глазах у него все расплавилось и поплыло. Раздался голос:
"Я Тилле из Раталара. Гордый Тилле, Тилле Кровавого Могильного Холма и Барабана Смерти. Тилле из Раталара, Убийца Людей!"
Потом другой: "Я Иорр из Вендилло, Мудрый Иорр, Истребитель Неверных!"
"А мы воины, - пел хор, - мы сталь, мы воины, мы красная кровь, что течет, красная кровь, что бежит, красная кровь, что дымится на солнце".
Леонард Сейл шатался, будто под тяжким грузом. "Убирайтесь! - кричал он. - Оставьте меня, ради бога, оставьте меня!"
"Ииииии", - визжал высокий звук, словно металл по металлу.
Молчание.
Он стоял, обливаясь потом. Его била такая сильная дрожь, что он с трудом держался на ногах. Сошел с ума, подумал он. Совершенно спятил. Буйное помешательство. Сумасшествие.
Он разорвал мешок с продовольствием и достал химический пакет.


Через мгновение был готов горячий кофе. Он захлебывался им, ручейки текли по нёбу. Его бил озноб. Он хватал воздух большими глотками.
Будем рассуждать логично, сказал он себе, тяжело опустившись на землю; кофе обжег ему язык. Никаких признаков сумасшествия в его семье за последние двести лет не было. Все здоровы, вполне уравновешенны. И теперь никаких поводов для безумия. Шок? Глупости. Никакого шока. Меня спасут через шесть дней. Какой может быть шок, раз нет опасности? Обычный астероид. Место самое-самое обыкновенное. Никаких поводов для безумия нет. Я здоров.
"Ии?" - крикнул в нем тоненький металлический голосок. Эхо. Замирающее эхо.
"Да! - закричал он, стукнув кулаком о кулак. - Я здоров!"
"Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха". Где-то заухал смех. Он обернулся. "Заткнись, ты!" - взревел он. "Мы ничего не говорили", - сказали горы. "Мы ничего не говорили", - сказало небо. "Мы ничего не говорили", - сказали обломки.
"Ну, ну, хорошо, - сказал он неуверенно. - Понимаю, что не вы".
Все шло как положено.
Камешки постепенно накалялись. Небо было большое и синее. Он поглядел на свои пальцы и увидел, как солнце горит в каждом черном волоске. Он поглядел на свои башмаки, покрытые пылью, и внезапно почувствовал себя очень счастливым оттого, что принял решение. Я не буду спать, подумал он. Раз у меня кошмары, зачем спать? Вот и выход.
Он составил распорядок дня. С девяти утра (а сейчас было именно девять) до двенадцати он будет изучать и осматривать астероид, а потом желтым карандашом писать в блокноте обо всем, что увидит. После этого он откроет банку сардин и съест немного консервированного хлеба с толстым слоем масла. С половины первого до четырех прочтет девять глав из "Войны и мира". Он вытащил книгу из-под обломков и положил ее так, чтобы она была под рукой. У него есть еще книжка стихов Т. С. Элиота. Это чудесно.


Ужин - в полшестого, а потом от шести до десяти он будет слушать радиопередачи с Земли - комиков с их плоскими шутками, и безголосого певца, и выпуски последних новостей, а в полночь передача завершится гимном Объединенных Наций.
А потом?
Ему стало нехорошо.
До рассвета я буду играть в солитер, подумал он. Сяду и стану пить горячий черный кофе и играть в солитер без жульничества, до самого рассвета. "Хо-хо", - подумал он.
"Ты что-то сказал?" - спросил он себя.
"Я сказал: "Хо-хо", - ответил он. - Рано или поздно ты должен будешь уснуть".
"У меня сна - ни в одном глазу", - сказал он.
"Лжец", - парировал он, наслаждаясь разговором с самим собой.
"Я себя прекрасно чувствую", - сказал он.
"Лицемер", - возразил он себе.
"Я не боюсь ночи, сна и вообще ничего не боюсь", - сказал он.
"Очень забавно", - сказал он.
Он почувствовал себя плохо. Ему захотелось спать. И чем больше он боялся уснуть, тем больше хотел лечь, закрыть глаза и свернуться в клубочек.
"Со всеми удобствами?" - спросил его иронический собеседник.
"Вот сейчас я пойду погулять и осмотрю скалы и геологические обнажения и буду думать о том, как хорошо быть живым", - сказал он.
"О господи! - вскричал собеседник. - Тоже мне Уильям Сароян!"
Все так и будет, подумал он, может быть, один день, может быть, одну ночь, а как насчет следующей ночи и следующей? Сможешь ты бодрствовать все это время, все шесть ночей? Пока не придет спасательный корабль? Хватит у тебя пороху, хватит у тебя силы?
Ответа не было.
Чего ты боишься? Я не знаю. Этих голосов. Этих звуков. Но ведь они не могут повредить тебе, не так ли?
Могут. Когда-нибудь с ними придется столкнуться...
А нужно ли? Возьми себя в руки, старина. Стисни зубы, и вся эта чертовщина сгинет.
Он сидел на жесткой земле и чувствовал себя так, словно плакал навзрыд. Он чувствовал себя так, как если бы жизнь была кончена и он вступал в новый и неизведанный мир. Это было как в теплый, солнечный, но обманчивый день, когда чувствуешь себя хорошо, - в такой день можно или ловить рыбу, или рвать цветы, или целовать женщину, или еще что-нибудь делать. Но что ждет тебя в разгар чудесного дня?
Смерть.
Ну, вряд ли это.
Смерть, настаивал он.
Он лег и закрыл глаза. Он устал от этой путаницы. Отлично подумал он, если ты смерть, приди и забери меня. Я хочу понять, что означает эта дьявольская чепуха.
И смерть пришла.
"Эээээээ", - сказал голос.
"Да, я это понимаю, - сказал Леонард Сейл. - Ну, а что еще?"
"Ааааааах", - произнес голос.
"И это я понимаю", - раздраженно ответил Леонард Сейл. Он похолодел. Его рот искривила дикая гримаса.
"Я - Тилле из Раталара, Убийца Людей!"
"Я - Иорр из Вендилло, Истребитель Неверных!"
"Что это за планета?" - спросил Леонард Сейл, пытаясь побороть страх.
"Когда-то она была могучей", - ответил Тилле из Раталара.
"Когда-то место битв", - ответил Иорр из Вендилло.
"Теперь мертвая", - сказал Тилле.
"Теперь безмолвная", - сказал Иорр.
"Но вот пришел ты", - сказал Тилле.
"Чтобы снова дать нам жизнь", - сказал Иорр.
"Вы умерли, - сказал Леонард Сейл, весь корчащаяся плоть. - Вы ничто, вы просто ветер".
"Мы будем жить с твоей помощью".
"И сражаться благодаря тебе".
"Так вот в чем дело, - подумал Леонард Сейл. - Я должен стать полем боя, так?.. А вы - друзья?"
"Враги!" - закричал Иорр.
"Лютые враги!" - закричал Тилле.
Леонард страдальчески улыбнулся. Ему было очень плохо. "Сколько же вы ждали?" - спросил он.
"А сколько длится время?"
"Десять тысяч лет?"
"Может быть".
"Десять миллионов лет?"
"Возможно".
"Кто вы? - спросил он. - Мысли, духи, призраки?"
"Все это и даже больше".
"Разумы?"
"Вот именно".
"Как вам удалось выжить?"
"Ээээээээ", - пел хор далеко-далеко.
"Ааааааах", - пела другая армия в ожидании битвы.
"Когда-то это была плодородная страна, богатая планета. На ней жили два народа, две сильные нации, а во главе их стояли два сильных человека. Я, Иорр, и он, тот, что зовет себя Тилле. И планета пришла в упадок, и наступило небытие. Народы и армии все слабели и слабели в ходе великой войны, длившейся пять тысяч лет. Мы долго жили и долго любили, пили много, спали много и много сражались. И когда планета умерла, наши тела ссохлись, и только со временем наука помогла нам выжить".
"Выжить, - удивился Леонард Сейл. - Но от вас ничего не осталось".


"Наш разум, глупец, наш разум! Чего стоит тело без разума?"
"А разум без тела? - рассмеялся Леонард Сейл. - Я нашел вас здесь. Признайтесь, это я нашел вас!"
"Точно, - сказал резкий голос. - Одно бесполезно без другого. Но выжить - это и значит выжить, пусть даже бессознательно. С помощью науки, с помощью чуда разум наших народов выжил".
"Только разум - без чувства, без глаз, без ушей, без осязания, обоняния и прочих ощущений?"
"Да, без всего этого. Мы были просто нереальностью, паром. Долгое время. До сегодняшнего дня".
"А теперь появился я", - подумал Леонард Сейл.
"Ты пришел, - сказал голос, - чтобы дать нашему уму физическую оболочку. Дать нам наше желанное тело".
"Ведь я только один", - подумал Сейл.
"И тем не менее ты нам нужен".
"Но я - личность. Я возмущен вашим вторжением"
"Он возмущен нашим вторжением. Ты слышал его, Иорр? Он возмущен!"
"Как будто он имеет право возмущаться!"
"Осторожнее, - предупредил Сейл. - Я моргну глазом, и вы пропадете, призраки! Я пробужусь и сотру вас в порошок!"
"Но когда-нибудь тебе придется снова уснуть! - закричал Иорр. - И когда это произойдет, мы будем здесь, ждать, ждать, ждать. Тебя".
"Чего вы хотите?"
"Плотности. Массы. Снова ощущений".
"Но ведь моего тела не хватает на вас обоих".
"Мы будем сражаться друг с другом".
Раскаленный обруч сдавил его голову. Будто в мозг между двумя полушариями вгоняли гвоздь.
Теперь все стало до ужаса ясным. Страшно, блистательно ясным. Он был их вселенной. Мир его мыслей, его мозг, его череп поделен на два лагеря, один - Иорра, другой - Тилле. Они используют его!
Взвились знамена под рдеющим небом его мозга. В бронзовых щитах блеснуло солнце. Двинулись серые звери и понеслись в сверкающих волнах плюмажей, труб и мечей.
"Эээээээ!" Стремительный натиск.
"Ааааааах!" Рев.
"Наууууу!" Вихрь.
"Мммммммммммммм..."
Десять тысяч человек столкнулись на маленькой невидимой площадке. Десять тысяч человек понеслись по блестящей внутренней поверхности глазного яблока. Десять тысяч копий засвистели между костями его черепа. Выпалили десять тысяч изукрашенных орудий. Десять тысяч голосов запели в его ушах. Теперь его тело было расколото и растянуто, оно тряслось и вертелось, оно визжало и корчилось, черепные кости вот-вот разлетятся на куски. Бормотание, вопли, как будто через равнины разума и континент костного мозга, через лощины вен, по холмам артерий, через реки меланхолии идет армия за армией, одна армия, две армии, мечи сверкают на солнце, скрещиваясь друг с другом, пятьдесят тысяч умов, нуждающихся в нем, использующих его, хватают, скребут, режут. Через миг - страшное столкновение, одна армия на другую, бросок, кровь, грохот, неистовство, смерть, безумство!
Как цимбалы звенят столкнувшиеся армии!
Охваченный бредом, он вскочил на ноги и понесся в пустыню. Он бежал и бежал и не мог остановиться.
Он сел и зарыдал. Он рыдал до тех пор, пока не заболели легкие. Он рыдал безутешно и долго. Слезы сбегали по его щекам и капали на растопыренные дрожащие пальцы. "Боже, боже, помоги мне, о боже, помоги мне", - повторял он.
Все снова было в порядке.

Было четыре часа пополудни. Солнце палило скалы. Через некоторое время он приготовил и съел бисквиты с клубничным джемом. Потом, как в забытьи, стараясь не думать, вытер запачканные руки о рубашку.
По крайней мере, я знаю, с кем имею дело, подумал он. О господи, что за мир! Каким простодушным он кажется на первый взгляд, и какой он чудовищный на самом деле! Хорошо, что никто до сих пор его не посещал. А может, кто-то здесь был? Он покачал головой, полной боли. Им можно только посочувствовать, тем, кто разбился здесь раньше, если только они действительно были. Теплое солнце, крепкие скалы, и никаких признаков враждебности. Прекрасный мир.


До тех пор, пока не закроешь глаза и не забудешься. А потом ночь, и голоса, и безумие, и смерть на неслышных ногах.
"Однако я уже вполне в норме, - сказал он гордо. - Вот посмотри", - и вытянул руку. Подчиненная величайшему усилию воли, она больше не дрожала. "Я тебе покажу, кто здесь правитель, черт возьми! - пригрозил он безвинному небу. - Это я". - И постучал себя в грудь.
Подумать только, что мысль может прожить так долго! Наверно, миллион лет все эти мысли о смерти, смутах, завоеваниях таились в безвредной на первый взгляд, но ядовитой атмосфере планеты и ждали живого человека, чтобы он стал сосудом для проявления их бессмысленной злобы.
Теперь, когда он почувствовал себя лучше, все это казалось, глупостью. Все, что мне нужно, думал он, это продержаться шесть суток без сна. Тогда они не смогут так мучить меня. Когда я бодрствую, я хозяин положения. Я сильнее, чем эти сумасшедшие военачальники с их идиотскими ордами трубачей и носителей мечей и щитов.
"Но выдержу ли я? - усомнился он. - Целых шесть ночей? Не спать? Нет, я не буду спать. У меня есть кофе, и таблетки, и книги, и карты. Но я уже сейчас устал, так устал, - думал он. - Продержусь ли я?"
Ну а если нет... Тогда пистолет всегда под рукой.
Интересно, куда денутся эти дурацкие монархи, если пустить пулю на помост, где они выступают? На помост, который - весь их мир. Нет. Ты, Леонард Сейл, слишком маленький помост. А они слишком мелкие актеры. А что если пустить пулю из-за кулис, разрушив декорации занавес, зрительный зал? Уничтожить помост, всех, кто неосторожно попадется на пути!
Прежде всего снова радировать в Марсопорт. Если найдут возможность прислать спасательный корабль поскорее, может быть, удастся продержаться. Во всяком случае, надо предупредить их, что это за планета; такое невинное с виду место в действительности не что иное, как обиталище кошмаров и дикого бреда.
Минуту он стучал ключом, стиснув зубы. Радио безмолвствовало.
Оно послало призыв о помощи, приняло ответ и потом умолкло навсегда.
"Какая насмешка, - подумал он. - Остается одно - составить план".
Так он и сделал. Он достал свой желтый карандаш и набросал шестидневный план спасения.
"Этой ночью, - писал он, - прочесть еще шесть глав "Войны и мира". В четыре утра выпить горячего черного кофе. В четверть пятого вынуть колоду карт и сыграть десять партий в солитер. Это займет время до половины седьмого, затем еще кофе. В семь послушать первые утренние передачи с Земли, если приемник вообще работает. Работает ли?"
Он проверил работу приемника. Тот молчал.
"Хорошо, - написал он, - от семи до восьми петь все песни, какие знаешь, развлекать самого себя. От восьми до девяти думать об Элен Кинг. Вспомнить Элен. Нет, думать об Элен прямо сейчас".
Он подчеркнул это карандашом.
Остальные дни были расписаны по минутам. Он проверил медицинскую сумку. Там лежало несколько пакетиков с таблетками, которые помогут не спать. Каждый час по одной таблетке все эти шесть суток. Он почувствовал себя вполне уверенным. "Ваше здоровье, Иорр, Тилле!" Он проглотил одну из возбуждающих таблеток и запил ее глотком обжигающего черного кофе.
Итак, одно следовало за другим, был Толстой, был Бальзак, ромовый джин, кофе, таблетки, прогулки, снова Толстой, снова Бальзак, опять ромовый джин, снова солитер. Первый день прошел так же, как второй, а за ним третий.
На четвертый день он тихо лежал в тени скалы, считая до тысячи пятерками, потом десятками, только чтобы загрузить чем-нибудь ум и заставить его бодрствовать. Глаза его так устали, что он вынужден был часто промывать их холодной водой. Читать он не мог, голова разламывалась от боли. Он был так изнурен, что уже не мог и двигаться. Лекарства привели его в состояние оцепенения. Он напоминал бодрствующую восковую фигуру. Глаза его остекленели, язык стал похож на заржавленное острие пики, а пальцы словно обросли мехом и ощетинились иглами.
Он следил за стрелкой часов... Еще секундой меньше, думал он. Две секунды, три секунды, четыре, пять, десять, тридцать секунд. Целая минута. Теперь уже на целый час меньше осталось ждать. О корабль, поспеши же к назначенной цели!
Он тихо засмеялся.
А что случится, если он бросит все и уплывет в сон? Спать, спать, быть может, грезить. Весь мир - помост. Что, если он сдастся в неравной борьбе и падет?
"Ииииииии", - высокий, пронзительный, грозный звук разящего металла.
Он содрогнулся. Язык шевельнулся в сухом, шершавом рту.
Иорр и Тилле снова начнут свои стародавние распри.
Леонард Сейл совсем сойдет с ума.
И победитель овладеет останками этого безумца - трясущимся, хохочущим диким телом - и пошлет его скитаться по лицу планеты на десять, двадцать лет, а сам надменно расположится в нем и будет творить суд, и отправлять на казнь величественным жестом, и навещать души невидимых танцовщиц. А самого Леонарда Сейла, то, что от него останется, отведут в какую-нибудь потаенную пещеру, где он пробудет двадцать безумных лет, кишащий червями и войнами, насилуемый древними диковинными мыслями.
Когда придет спасательный корабль, он не найдет ничего. Сейла спрячет ликующая армия, сидящая в его голове. Спрячет где-нибудь в расщелине, и Сейл станет гнездом, в котором какой-нибудь Иорр будет высиживать свои гнусные планы. Эта мысль едва не убила его.
Двадцать лет безумия. Двадцать лет пыток, двадцать лет, заполненных делами, которые ты не хочешь делать. Двадцать лет бушующих войн, двадцать лет тошноты и дрожи.
Голова его упала на колени. Веки со скрежетом разомкнулись и с легким шумом закрылись. Барабанная перепонка устало хлопнула.
"Спи, спи", - запели слабые голоса.
"У меня... у меня есть к вам предложение, - подумал Леонард Сейл. - Слушайте, ты, Иорр, и ты, Тилле! Иорр, ты, и ты тоже, Тилле! Иорр, ты можешь владеть мной по понедельникам, средам и пятницам. Тилле, ты будешь сменять его по воскресеньям, вторникам и субботам. В четверг я выходной. Согласны?"
"Ээээээээ", - пели морские приливы, кипя в его мозгу.
"Оооооооох", - мягко-мягко пели отдаленные голоса.
"Что вы скажете? Поладим на этом, Иорр, Тилле?"
"Нет!" - ответил один голос.
"Нет!" - сказал другой.
"Жадюги, оба вы жадюги! - жалобно вскричал Сейл. - Чума на оба ваших дома!"
Он спал.

Он был Иорром, и драгоценные кольца сверкали на его руках. Он появился у ракеты и выставил вперед руку, направляя слепые армии. Он был Иорром, древним предводителем воинов, украшенных драгоценными камнями.
И он был Тилле, любимцем женщин, убийцей собак!
Почти бессознательно его рука потянулась к кобуре у бедра. Спящая рука вытащила пистолет Рука поднялась, пистолет прицелился. Армии Тилле и Иорра вступили в бой.
Пистолет выстрелил.
Пуля оцарапала лоб Сейла и разбудила его.
Выбравшись из осады, он не спал следующие шесть часов. Теперь он знал, что это безнадежно. Он промыл и перевязал рану. Он пожалел, что не прицелился точнее, тогда все было бы уже кончено. Он взглянул на небо. Еще два дня. Еще два. Торопись, корабль, торопись. Он отупел от бессонницы.
Бесполезно. К концу этого срока он уже вовсю бредил. Он поднял пистолет, и положил его, и поднял снова, приложил к голове, нажал было пальцем на спусковой крючок, передумал, снова посмотрел на небо.
Наступила ночь. Он попытался читать, но отбросил книгу прочь. Разорвал ее и сжег, просто чтобы чем-нибудь заняться.
Как он устал! Через час, решил он.
"Если ничего не случится, я убью себя. Теперь серьезно. На этот раз не струшу". Он приготовил пистолет и положил его на землю рядом с собой.
Теперь он был очень спокоен, хотя и ужасно измучен. С этим будет покончено.
В небе показалось пламя.
Это было так неправдоподобно, что он заплакал.
"Ракета", - сказал он, вставая. "Ракета!" - закричал он, протирая глаза, и побежал вперед.
Пламя становилось все ярче, росло, опускалось.
Он бешено размахивал руками, спеша вперед, бросив пистолет, и припасы, и все.
"Вы видите это, Иорр, Тилле! Дикари, чудовища, я вас одолел! Я победил! За мной пришли! Я победил, черт бы вас побрал".
Он злорадно усмехнулся, поглядев на скалы, небо, на собственные руки.
Ракета села. Леонард Сейл, качаясь, ждал, когда откроется дверь.
"Прощай, Иорр, прощай, Тилле!" - ухмыляясь, с горящими глазами, победно закричал он.
"Ээээээ", - затих вдалеке рев.
"Ааааааах", - угасли голоса.
Широко раскрылся шлюзовой люк ракеты. Из него выпрыгнули два человека.
- Сейл? - спросили они. - Мы - корабль АСДН номер тринадцать. Перехватили ваш SOS и решили сами вас подобрать. Корабль из Марсопорта придет только послезавтра. Мы бы хотели немного отдохнуть. Неплохо здесь переночевать, потом забрать вас, и отправиться дальше.
- Нет, - произнес Сейл, и лицо его исказилось от ужаса. - Нельзя переночевать...
Он не мог говорить. Он упал на землю.
- Быстрей, - произнес над ним голос в туманном вихре. - Дай ему немного жидкой пищи и снотворного. Ему нужна еда и отдых.
- Не надо отдыха! - завопил Сейл.
- Бредит, - тихо сказал один из них.
- Нельзя спать! - вопил Сейл.
- Тише, тише, - сказал человек нежно. Игла вонзилась в руку Сейла.
Сейл колотил руками и ногами.
- Не надо спать, поедем! - страшно кричал он. - Ну поедем!
- Бред, - сказал один. - Шок.
- Не надо снотворного! - пронзительно кричал Сейл.
Снотворное разливалось по его телу.
"Эээээээээ", - пели древние ветры.
"Ааааааааааах", - пели древние моря.
- Не надо снотворного, нельзя спать, пожалуйста, не надо, не надо, не надо! - кричал Сейл, пытаясь подняться. - Вы... не... знаете!..
- Не волнуйся, старик, ты теперь в безопасности, не о чем беспокоиться.
Леонард Сейл спал. Двое стояли над ним. По мере того как они смотрели на него, черты его лица менялись все больше и больше.
Он стонал, и плакал, и рычал во сне. Его лицо беспрестанно преображалось. Это было лицо святого, грешника, злого духа, чудовища, мрака, света, одного, множества, армии, пустоты - всего, всего!
Он корчился во сне.
- Ээээээээээ! - взорвался криком его рот. - Иииииии! - визжал он.
- Что с ним? - спросил один из спасителей.
- Не знаю. Дать еще снотворного?
- Да, еще дозу. Нервы. Ему надо много спать.
Они вонзили иглу в его руку. Сейл корчился, плевался и стонал.
И вдруг умер.
Он лежал, а двое стояли над ним.
- Какой ужас! - сказал один. - Как ты это объяснишь?
- Шок. Бедный малый. Какая жалость. - Они закрыли ему лицо. - Ты когда-нибудь видел подобное лицо?
- Абсолютно безумное.
- Одиночество. Шок.
- Да. Боже, что за выражение! Не хотел бы я когда-нибудь еще увидеть такое лицо.
- Какая беда, ждал нас, и мы прибыли, а он все равно умер.
Они огляделись вокруг.
- Что будем делать? Переночуем здесь?
- Да. И хорошо бы не в корабле.
- Сначала похороним его, конечно.
- Само собой,
- И будем спать на свежем воздухе, ладно? Хорошо снова поспать на свежем воздухе. После двух недель в этом проклятом корабле.
- Давай. Я подыщу для него место. А ты готовь ужин, идет?
- Идет.
- Хорошо поспим сегодня.
- Отлично, отлично.
Они выкопали могилу, прочитали молитву. Потом молча выпили по чашке вечернего кофе. Они вдыхали сладкий воздух планеты и смотрели на чудесное небо и яркие и прекрасные звезды.
- Какая ночь! - сказали они, укладываясь.
- Приятных сновидений, - сказал один, поворачиваясь.
И другой ответил:
- Приятных сновидений.
Они заснули.


Рэй Брэдбери

­­
понедельник, 12 ноября 2018 г.
` Tadao Rei 19:06:32

don't cry for the audienc­e - there's­ no one that can take you home


Суд Линча (линчевание) — убийство человека, подозреваемого в преступлении или нарушении общественных обычаев, без суда и следствия, обычно уличной толпой, путём повешения.

Линчевание осуществлялось обычно через повешение, однако могло сопровождаться пытками или сожжением на костре. Более мягким наказанием было предание обвиняемого позору, для чего его обмазывали дегтем, вываливали в перьях, сажали верхом на бревно и в таком виде проносили через весь город. После этого осужденный получал свободу, но из города обычно изгонялся. Нередко в суде Линча участвовали не просто неорганизованные толпы, а законные судьи, мэры небольших городов, шерифы; о месте и времени линчевания сообщалось заранее, как при законной казни, туда являлись фотографы, иногда устраивались шоу, как в цирке.
#190. Wei En. 14:44:33



Пару месяцев назад было решено мной бросить все и уехать. Бросить все связи, все старое, все болезненное, все то, что не даёт мне жить. Бросить. И уехать к любимому человеку. Уехать, несмотря на все. Тогда всему предшествовала моя упрямость и ссора с матерью.
Сейчас ссоры нет. Я просто гнию здесь под гнетом чужих надежд и мечтаний. Я гнию здесь и умираю. Мною было решено вернуться к первоначальному плану. Бросить все и уехать.

Потерпи, любимый, прошу. Потерпи ещё немного. В начале весны, надеюсь, я уже буду у тебя. Я уже буду с тобой рядом. Я смогу каждый день жить с тобой и любить тебя. Так, как я хочу этого сейчас. Буду молиться о том, чтобы это случилось раньше.





Не читай, ты все равно не поймешь меня я под чем то Тебе хочется... foggy pink 12:39:28
Не читай, ты все равно не поймешь меня я под чем то

Тебе хочется попробовать многое, ты пылаешь приобрести что-то очень дорогостоящее во всех смыслах, приобрести все это без всяких границ, как можно легче и проще. Но как только жизнь даёт тебе такую возможность, ты теряешь вкус, жизнь кажется тебе уже безынтересной. Ужасно скучной. Ты мучаешься и в первой, и во второй ситуациях. (Многие могут не согласиться, не со всеми так)

Еще Ужасно то, что многим людям ты симпатичен, многие хотели бы иметь с тобой какие либо отношения. Но ты, Да, ты- тот, что внутри, никому не нужен. То есть без всякой отдачи и без обертки ты ,полным счётом, ничего не стоишь для других. Особенно для людей, добившихся каких то высот ( популярность, либо оч больших мат.благ ), уже испорчены . Такие люди только и делают, что ползают по головам. чем выше человек(в соц смысле), тем меньше он ценит качества именно твои(не совсем понятно выразилась). То есть, он бы хотел приобрести себе эти качества(если, конечно ,они полезны ему) . Но ты бы был ему не интересен, будь твои качества закрыты. То есть, приведу пример, этот пример очень сложно понять, так как это ,впринципе, невозможно: -человек знает тебя: твои качества; твои действия(всячиские стратегии), но воспользоваться ими не может. то есть , он осознает их существование, понимает ход их действий , но есть какой то барьер, запрещающий реализовывать ему это качество.
Часто люди, добыв свое, понмая, что материал(разум человека) уже не несет им никакой пользы(полезной инфы) завершают эти отношения, но тут уже в ход идут чцвства, человек доверившийся полнрстью(-тот, что раскрылся) начинает страдать (спасибо природе, наделившая нас многочисленными гормонами типа "окситоцина " )
вот пример( между девушкой и парнем): парню не будет интересна девушка, если она раскроется ему полностью (осоьенно болезненно , если происходит в течение долгого времени) но все таки, Раскрывшись ему, девушка уже будет неинтересна, он потеряет к ней интерес. (Пример с прочитанной книгой). Обычно этот процесс длится долго, за это время девушка начинает привязываеться к парню, поэтому конец этих отношений трагичен в плане чувств.
Люди друг друга используют. Постоянно, во всех своих взаимоотношениях. Будь то дружба, любовь, семейные отношеннеия и даже в семье. Ты дорог человеку, но ты дорог только потому, что без тебя ему будет не очень хорошо. Он думает лишь о своем состоянии, прикрывавшись заботой о тебе. То есть , человеку ты нужен для удовлетворение своих же потребностей.
Я все. (Я не норм)
... Dr.Heavy 06:55:41
Джо Перри был срочно доставлен в больницу в субботу вечером (10 ноября) после выступления с Билли Джоэлом в Нью-Йорке. Перри закончил играть "Walk This Way" с Джоэлом в Madison Square Garden и вернулся в свою гримерку. Источник, связанный с концертом, сообщил, что Джо рухнул в гримерке и "выглядел ужасно". Медики, приехавшие через 4 минуты на место происшествия, работали над 68-летним музыкантом около 40 минут.
Подробнее…Ему вставили в трахею трубку, чтобы дать доступ кислороду. Он задыхался. Очевидец сказал сайту: "Джо выглядел ужасно, он задыхался. У него случился сердечный приступ". Затем сотрудники скорой помощи положили гитариста на носилки, дали ему кислород и отвезли в больницу. Состояние на данный момент пока неизвестно. По предварительным данным - произошло обезвоживание организма.

­­


Категории: Joe Perry
показать предыдущие комментарии (2)
16:27:21 Dr.Heavy
Он же жив ещё 8-|­
17:07:42 Smplsgn
уверена ли ты в этом прямо сейчас?
03:22:09 Dr.Heavy
абсолютно!
03:22:18 Dr.Heavy
что происходит
Дробление бизнеса и налоговые споры Alexander Kirpikov 05:30:54
 Дробление бизнеса с применением специальных режимов налогообложения остается популярным способом снижения налоговой нагрузки. Подробнее см. https://kirpikov.ru­/droblenie-biznesa-i­-nalogovye-spory/

Поделитесь ссылкой в социальных сетях!

Центр Кирпиков и партнеры окажет юридические услуги по налоговым спорам:
при оспаривании решений, действий (бездействия) должностных лиц налоговых органов;
при возврате налогов, страховых взносов на обязательное пенсионное страхование;
при необоснованном приостановлении операций по счетам налогоплательщика;
при привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности;
при оспаривании доначисления налогов расчетным методом;
при незаконном отказе в возмещении НДС;
и в других налоговых спорах.

Составим исковое заявление в арбитражный суд, заявление о вынесении судебного приказа, возражения на судебный приказ и иные юридические документы https://kirpikov.ru­/service/iskovoe-zay­avlenie/

Если Вам требуются юридические услуги, запишитесь на юридическую консультацию к юристам Кирпиков и партнеры по телефонам: 8 (922) 98-98-223, (922) 98-98-224 или по е-mail: info@kirpikov.ru

ПОМНИТЕ, к юристу, как и к врачу, нужно обращаться вовремя!

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях:
ВКонтакте: https://vk.com/kirp­ikovru
Facebook: https://www.faceboo­k.com/kirpikovru/
Instagram: https://www.instagr­am.com/kirpikov.ru/
Twitter: https://twitter.com­/kirpikovru
Одноклассники: https://ok.ru/kirpi­kovru
Google+: https://plus.google­.com/u/0/10239362588­5031203961
Youtube: https://www.youtube­.com/channel/UCGQHqs­XxsBuO5J3-QlKgBtg

ОБРАЩАЙТЕСЬ в центр Кирпиков и партнеры https://kirpikov.ru­/faq/, и мы ответим на все интересующие Вас вопросы!

Категории: Kirpikov, Арбитражный суд, Дробление бизнеса, Енвд, Кирпиков, Налоги, Фнс, Юрист
воскресенье, 11 ноября 2018 г.
Маша после развода со своим мужем сделала жуткую стрижку. У неё были... грязный гелли 14:17:47
Маша после развода со своим мужем сделала жуткую стрижку. У неё были красивые длинные волосы волнами, а она херанула каре с чёлкой.
Лиза тоже после ого, как разошлась со своим мущщиной, покрасилась в термоядрный рыжий, а такой красивый цвет был свой у неё :(­...
Соня после расхождения со своим мудаком вообще мало того, что невесть что с волосами натворила, но и словно бы потеряла свое умение красиво одеваться. И поправилась. Но первые два пункта меня расстраивают сильнее.
Про Настю вообще молчу, там такой пиздец пошёл. И стрижка, и смена имени, и голожопые фотки в инсте...

Я все понимаю, может, тяжело смотреть на себя в зеркало после того, как часть тебя словно оторвали от тебя с корнями. Хочется начать новую жизнь.
Но почему эти попытки так жалко выглядят?
Видела эту феноменальную встречу Сони и её бывшего в коридоре университета недавно. Она выглядела такой растерянной, уязвленной, сжалась в комок, как только его увидела. И выглядела так жалко... И он, увидев её перемену образа, сразу понял, что она страдает по нему ещё.

И вот я думаю. Есть ли люди, которые достойно проходят через расставание? Без этих агоний, которые я у всех наблюдаю? Без смен образа, за которыми, однако, смена образа мыслей следует нечасто. Без этого затравленного взгляда. Без попыток доказать, что он/она потеряли великую любовь всей своей жизни.
Есть ли люди, спокойно, достойно прошедшие через расставание? Я таких не знаю, в моем окружении таких нет.
Хотя нет. Есть два человека, как мне вспомнилось. И все при этом считают их циниками, злобными людьми, опасными, этц. А я думаю, что это их просто жизнь так побила уже, что они стали такими, какими стали.
Я же пока где-то посередине.


Пишу про эти образцы поведения только затем, чтобы, перечитав однажды этот пост, вспомнить это чувство лёгкого отвращения, которое испытала, глядя на эти способы "забыть"
... blancheneige 11:32:25
Знаешь, запахи для меня всегда работали как машина времени. Поэтому, например, я не выношу запах супа и готовящегося мяса - отношение к еде и процессу приготовления её в моей семье было очень непростым. По этой причине, например, я перестала пользоваться любимыми духами от Nina Ricci - ты знал меня тогда, и их запах напоминал мне всё то, что безболезненнее было бы спрятать.
По этой причине у меня когда-то была целая батарея разных флаконов - я искала в них эмоции, воспоминания, ассоциации. Запахи вообще для меня невероятно важны и по сей день. Возможно, потому что зрение у меня просто ужасное - организм компенсирует. А может, потому что у меня есть шанс стать шизофреником. Говорят, обостренное обоняние - один из признаков надвигающейся шизы.

В общем, знаешь, с ароматами - как с музыкой. Определённые сочетания нот и в том, и в другом случае - дань моде.
Так вот, популярные ароматы девяностых сегодня мало кто носит. Потому что у них уже совсем иное звучание в нашу эпоху невыносимой хорошо продающейся в Америке гурманики.
А я иногда по ним тоскую. Недавно в метро мимо меня по эскалатору спускалась женщина, и шлейф её духов мгновенно вернул меня в моё детство. Не такие, но очень похожие по звучанию духи были у моей воспитательницы в детском саду.
И память сразу вернула меня туда.
Небольшой домик, голый сад, просыпаешься после дневного сна - на улице темно. Воспитатели плетут тебе красивые косы, у них на это времени больше, чем у мамы по утрам, когда она спешит на работу. Занавесок на окнах в саду нет - и ты смотришь в эту темно-синюю ноябрьскую темноту, только что проснувшись.
Не знаю, почему - но, кажется, эта картина в моём сознании отпечаталась слишком надолго.
_______ Jim.. 01:32:13
Разрази меня гром!
Если страстно любя
Я однажды прикончу тебя!

Вкус грозы мне знаком
Но оставь на потом
Дикий взгляд
Из глубин за бортом

В чем раскаяние есть?
Здесь виновные?
Здесь!
Дважды два
А грехов и не счесть!

Наточила мой нож
И меня не спасёшь
Ты со мной
в лоно бездны пойдёшь?

...

Это нежно
рай беззвездный
и бесснежный
Яркий чистый
неизбежный
стон раскаяния
безбрежный
\\\ Dattatreya 00:52:19

Последние дни прошли без изменений. Стараюсь больше времени проводить на улице, но не всегда это удается.
После того как проведешь в квартире часов 10-15 ты уже никакой, и тебе приходится долго "отходить" от этого. Слабость, истощение, вялость, и разбитость.

Ты заходишь в квартиру, садишься за ноут и спустя 1-2 минуты над тобой слышны звуки перетаскивания чего-то тяжелого, а затем наваливается головная боль и звон в ушах. Ты идешь в другую комнату - и звуки перетаскивания через короткое время перемещаются и туда. Ложишься спать - и над тобой еще минут 10 слышна возня, шум и затем наваливается все та же головная боль.

Слабость можно сравнить с последствиями солнечного\тепловог­о удара, когда ты с трудом ходишь и вообще тебе ничего не хочется\не можется. Еще можно сравнить с последствиями длительной голодовки - когда сил нет ни на что, и тебе приходится заставлять себя делать простейшие вещи.

К этому добавить сбившийся режим. Лиши человека сна - и он превратится в биоробота с мешками под глазами. Ты пытаешься заснуть - но ничего не выходит. Приходится ждать пока от усталости тебя не будет вырубать. Один день ничего не значит. Но если не давать человеку спать месяцами...

Пойду спать наверное.
суббота, 10 ноября 2018 г.
грустный не грустный подвешенный. 

кровь моя чище чистых наркоти­ков

­­





Йол.

ГАМЛЕТ;

чуть побольше 20 лет;
работаю; (уже устал;)

ОРДАФАГ;
ПВПОТЕЦ;
ТАРАНЮ БРИГГИТОЙ;

В МОИХ ГЛАЗАХ ТЫ НЕ УВИДИШЬ ОСМЫСЛЕНИЕ;


If you can keep your head when all about you
Are losing theirs and blaming it on you,
If you can trust yourself when all men doubt you,
But make allowance for their doubting too;
If you can wait and not be tired by waiting,
Or being lied about, don't deal in lies,
Or being hated don't give way to hating,
And yet don't look too good, nor talk too wise:
If you can dream-and not make dreams your master;
If you can think-and not make thoughts your aim,
If you can meet with Triumph and Disaster
And treat those two impostors just the same;
If you can bear to hear the truth you've spoken
Twisted by knaves to make a trap for fools,
Or watch the things you gave your life to, broken,
And stoop and build 'em up with worn-out tools:
If you can make one heap of all your winnings
And risk it on one turn of pitch-and-toss,
And lose, and start again at your beginnings
And never breathe a word about your loss;
If you can force your heart and nerve and sinew
To serve your turn long after they are gone,
And so hold on when there is nothing in you
Except the Will which says to them: 'Hold on!'
If you can talk with crowds and keep your virtue,
Or walk with Kings-nor lose the common touch,
If neither foes nor loving friends can hurt you,
If all men count with you, but none too much;
If you can fill the unforgiving minute
With sixty seconds' worth of distance run,
Yours is the Earth and everything that's in it,
And-which is more-you'll be a Man, my son!


­­ ­­ ­­


Send Me On my Way > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
Дайте ссылки на ролевые по Тёмному ...
Удваиваю позы
пройди тесты:
.
А жизнь вообще не справедлива. - 1
Куда распределит тебя в Хогвартсе...
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх